Skip to content

Филипп Грибанов: «Петербургу нужны новые памятники архитектуры»

Филипп Грибанов, представитель Фонда содействия восстановлению объектов истории и культуры в Санкт-Петербурге, рассуждает о том, почему пора зарыть топор войны в вечном противостоянии между новой и старой архитектурой.
Нева на закате

Фонд содействия восстановлению объектов истории и культуры готовится вынести на Совет по сохранению культурного наследия проект воссоздания колокольни Смольного монастыря. Подготовка историко-культурного обоснования и других материалов не прекращалась даже во время нагрянувшей пандемии коронавируса. Проект получил широкую поддержку у горожан и представителей культурной среды.

С предложением завершить ансамбль Смольного монастыря выступил Фонд содействия восстановлению объектов истории и культуры в Санкт-Петербурге. Проект был презентован в конце 2019 года и нашел широкую поддержку как у петербуржцев, так и у представителей культурного сообщества. В настоящее время по предложению Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) Фонд готовится презентовать проект на Совете по сохранению культурного наследия при правительстве Санкт-Петербурга.

«Осознавая значимость этого проекта для Петербурга, мы ответственно подходим к нашему выступлению на Совете, подготовка к которому продлится не один месяц. Нет никаких сомнений, что колокольня объединит архитектурное сообщество после тягостных последствий пандемии, станет достойным продолжением архитектурных традиций Петербурга и национальным достоянием», — уверен представитель Фонда Филипп Грибанов.

На сегодня работа над историческим, культурным и архитектурным обоснованием проекта находится в активной стадии, несмотря на непростой период, связанный с пандемией коронавируса. «Презентация проекта состоится до конца года. Мы опираемся на сохранившиеся в большом количестве архивные источники XVII века, в частности, выполненный из дерева макет колокольни, который хранится в нашей Академии художеств. Воплотить в жизнь доминанту по проекту великого зодчего нам помогает и поддержка петербуржцев, от которых мы получаем большое количество положительных откликов. В культурной среде Петербурга у инициативы возрождения колокольни Смольного собора тоже немало сторонников. Нас поддержали проект художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин, архитектор-реставратор Рафаэль Даянов, скульптор Павел Шевченко и многие другие», — рассказывает Филипп Грибанов.

В середине XVIII века строительство 170-метровой колокольни, запроектированной в ансамбле Смольного монастыря, остановилось в связи с недостатком денежных и человеческих ресурсов из-за Семилетней войны. Колокольня была построена лишь частично и впоследствии ее разобрали, однако фундамент, заложенный под ее строительство, до сих пор пригоден для строительства, как показали археологические исследования. По предварительным подсчетам, реализация проекта потребует около семи лет работы.

Без малого каждое второе здание, с которыми сейчас ассоциируется классический Петербург, в своё время встретило очень холодную реакцию современников. Между тем, ими приезжают любоваться нынешние туристы, их печатают на открытках, Например, знаменитый дом Зингера, один из символов Петербурга, был принят в штыки. Его ругали за излишнюю «модерновость» и диссонанс с остальной застройкой Невского проспекта. Сегодня это сложно представить, ведь  эффектное здание кажется неотделимым от главного фасада Петербурга.

В наши дни новое строительство тоже нередко сталкивается с горячей критикой публики. И хотя исторический центр остаётся фактически неприкосновенным для девелопмента, «камни» могут лететь в сторону любого здания, которое выбивается из привычных нам пропорций. Вспомним, сколько критики получили башня «Лахта-центра» или вторая сцена Мариинского театра. Неудивительно, что у нас строится так мало интересных с архитектурной точки зрения зданий, если сравнивать с той же Европой и другими прогрессивными странами. А ведь в России есть современные архитекторы высокого уровня с интересными идеями и достойными проектами. Это всем известные и, безусловно, выдающиеся имена – например, Рафаэль Даянов, Сергей Чобан, Евгений Герасимов, Владимир Григорьев и многие другие. Всех перечислять не хватит места.

Я не согласен с риторикой противостояния и конкуренции, которая так часто используется в разговорах о зданиях, признанных памятниками архитектуры, и о проектах современных сооружений. Архитектура XXI века не может полностью мимикрировать под эпоху столетней давности: мир меняется, и ему нужны новые здания, отвечающие этим изменениями, отражающие их. Могут ли они конкурировать с историческими домами? По мне, так это такой же странный вопрос, как: могут ли сообщения в мессенджерах конкурировать с маленькими записками, которые аристократы отправляли друг другу?

В то же время есть архитектурные стили, которые остаются актуальными и сегодня. Например, барокко или неоклассика. Они слишком прекрасны, чтобы задвигать их в рамки «исторической архитектуры», которой можно только любоваться, но нельзя использовать. Такие стили или хотя бы их элементы – должны жить, развиваться, получать применение в новом строительстве. Увязать современные тенденции с развитием традиций классических стилей архитектуры – это сверхинтересная задача для зодчих нашего века.

Я уверен, что Петербург – это живой город, и он должен жить своей жизнью, расти и развиваться. Не надо бояться смелых неординарных решений в архитектуре и делать мёртвый музей под открытым небом, надо развивать яркие красивые общественные пространства, создавать новые доминанты и точки притяжения. Иначе через 100–200 лет нашим потомкам нечем будет гордиться, нечего будет вспомнить о своей истории. Пока кроме небоскрёба в Лахте, стадиона на Крестовском острове и мостового пролёта ЗСД нам нечего оставить на память о нашем веке. Эту ситуацию пора менять.

Наш Фонд в том числе и по этой причине развивает проект восстановления колокольни Смольного собора по проекту Бартоломео Растрелли. С одной стороны – это завершение замысла гения, восстановление исторической справедливости. С другой – это новая доминанта, точка притяжения и потенциальный памятник архитектуры.  

Мы хотим не просто восстановить колокольню по историческим чертежам, а создать событие – и из самого объекта, и из процесса его строительства. Современные технологии позволят не только наблюдать за стройкой в онлайн-режиме, но и создавать проекции того, как будет в итоге выглядеть готовое здание. Мы хотим дать возможность каждому петербуржцу стать сопричастным к реализации этого уникального проекта.

Зачем? Это очевидно: в конечном счёте мы говорим о прекрасном здании, которое органично дополнит существующий ансамбль, а через сто лет будет восприниматься единым и неотделимым целым с привычными нам сегодня сооружениями Смольного собора. Я уверен, что надо смотреть в будущее и мерить восприятие шедевров столетиями, а не годами, как мы привыкли сейчас.

© 2020 Фонд содействия восстановлению объектов истории и культуры в Санкт-Петербурге