Skip to content

Прямо в небо. Прямая речь

В Петербурге вновь поднята тема возможности воссоздания 140-метровой колокольни Смольного собора по проекту Бартоломео Растрелли. Архитектурный объект мог бы стать новой доминантой исторической части города. При этом мнения экспертов разделяются. В любом случае, считают они, к идее воссоздания объекта надо подходить крайне аккуратно и деликатно.
Колокольня Смольного собора

Федор Туркин, председатель совета директоров холдинга РСТИ («Росстройинвест»):

— Идею строительства колокольни Смольного собора по проекту Растрелли я поддерживаю примерно 20 лет и мечтаю о том, чтобы это гениальное сооружение было построено. Мы знаем примеры, когда задумки великих гениев не были при их жизни реализованы, но со временем, через столетия, воплотились в жизнь. Я думаю, что колокольня Смольного собора украсит Петербург. В целом не хотелось бы, чтобы значительная часть Петербурга была просто музеем. У нас есть пример Венеции — города-музея, который практически умирает, из него уезжает молодежь. Исторический центр должен развиваться, чтобы гости города и те, кто работают в центре, чувствовали себя комфортно. В то же время необходимо заботиться о сохранении объектов культурного наследия и по возможности восстанавливать утраченные объекты, в особенности храмы, потому что это намоленные нашими предками места.

Алексей Шашкин, генеральный директор ГК «Геореконструкция», член Совета по сохранению и развитию территорий исторического центра Петербурга:

— Как специалист по конструкциям и фундаментам могу с уверенностью сказать, что реализация данной идеи в техническом плане осуществима. Современные технологии позволяют провести качественные высотные строительные работы в достаточно быстрые сроки. Если говорить о личной позиции, то это очень интересная идея, скорее поддерживаю воссоздание данного объекта. Мне было бы интересно посмотреть на колокольню с разных видовых точек. Если объект действительно когда-нибудь будет построен, то он по-своему преобразит Петербург, добавит ему новую особенность.

Федор Коньков, управляющий партнер Института территориального планирования «Урбаника»:

— Если бы проект колокольни Растрелли был реализован в полной мере во время строительства Смольного собора, впоследствии разрушен по той или иной причине и сейчас речь шла бы о восстановлении утраченной высотной доминанты — тогда предложения по ее восстановлению имели бы логику и их стоило бы всерьез обсуждать. Но колокольня построена не была, и то, что гипотетически может быть построено вместо нее, однозначно будет восприниматься как новодел, а не как историческое здание. Если рассуждать о восстановлении утерянных архитектурных объектов, то логичнее будет рассмотреть возможность восстановления каких-то из важных разрушенных или приспособленных под другие функции в советское время церквей и соборов города — естественно, с учетом сложившейся застройки и сохранения образовавшихся на местах многих из этих церквей скверов. Можно вспомнить церковь Спаса на Сенной, которая два века была архитектурной доминантой Сенной площади, или немецкую реформатскую кирху на Большой Морской улице, которая была приспособлена под Дворец культуры работников связи.

Владимир Трушковский, генеральный директор ООО «Ленстройуправление»:

— Почему бы и нет. Я поддерживаю данную инициативу. Из истории мы знаем, что колокольня была построена до уровня первого карниза. Наверное, пришло время осуществить задумку великого мастера. Возможно, могут возникнуть сложности законодательного плана, но они решаемы. А также с общественностью. Не всем может быть по душе высотный объект, являющийся частью религиозного комплекса. Тем не менее, на мой взгляд, все обсуждаемо и можно прийти к консенсусу. На мой взгляд, колокольня Смольного собора, выполненная по проекту Бартоломео Растрелли, удачно впишется в существующий городской ландшафт.

Екатерина Кутева, генеральный директор ПКБ «Строй-Проект» (входит в группу ЦДС), член жюри всероссийского архитектурного конкурса «АРХпроект»:

— У меня двойственное отношение к этой идее. С одной стороны, предлагается завершить ансамбль Смольного собора, воплотив замысел Растрелли. Так как колокольня изначально была задумана архитектором как часть собора, она должна гармонировать с окружающим пространством. Предложение интересно еще и потому, что воссоздание исторической постройки такого масштаба добавило бы городу известности и привлекло дополнительных туристов. Но возникает вопрос: кто сможет реализовать этот проект так, чтобы постройка не выглядела новоделом и не диссонировала со старинными зданиями? Существует опасность испортить историческое наследие Петербурга. Таким образом, беспокоит воплощение этой идеи, ведь речь идет об огромной доминанте в центре города — колокольня по высоте будет эквивалентна 50-этажному зданию. Сейчас же единственное здание выше 100 метров в городе — это «Лахта-центр». И хотя он расположен в отдалении от центра, небоскреб попадает практически во все охраняемые городские панорамы. В случае с 140-метровой колокольней нужно сначала выполнить моделирование, чтобы понять, как постройка повлияет на городскую среду, и только после этого серьезно обсуждать эту идею.

Борис Кириков, историк архитектуры:

— Я полагаю, мы не имеем права исправлять историю. Чего не случилось — того не случилось. Это первое. Второе — в большей степени мы имеем представление об этой колокольне по деревянной модели в музее Академии художеств. Но там и собор показан несколько другим. Возможно, это был промежуточный вариант проекта Растрелли, наиболее предпочтительный он не смог или не успел выбрать. Таким образом, воссоздание колокольни — очень сомнительное предложение, к которому нужно относиться крайне взвешенно.

Рафаэль Даянов, руководитель Архитектурного бюро «Литейная часть-91»:

— К данной идее отношусь глубоко положительно. Потому что это гениальное произведение гениального зодчего, но увы, так и не реализованное. В свое время я писал научную статью про колокольню Смольного собора, принимал участие в архитектурных раскопках, и обидно, что некоторые считают, что ее никогда не существовало. А она была, построить ее успели до второго яруса. Сейчас на месте колокольни сохранился мощный фундамент. Полагаю, что данный объект мог бы стать доминантой восточной части исторического центра Петербурга. Сейчас вблизи этой локации, особенно через Неву, стоят достаточно неудачные, а некоторые и вовсе безобразные сооружения. Не хотелось бы, чтобы первая четверть XXI века запомнился именно ими. Думаю, нам есть что оставить потомкам. В том числе это может быть и воссозданная колокольня, которая вкупе с собором составит уникальный архитектурный барочный ансамбль. Тем более что у петербургских архитекторов есть традиция воссоздавать утраченные или не до конца реализованные объекты своих предшественников.

 

© 2020 Фонд содействия восстановлению объектов истории и культуры в Санкт-Петербурге