Skip to content

Создавать достойные проекты нас учит сам город, его стены, фасады и панорамы

18 января не стало известного петербургского архитектора и реставратора Рафаэля Маратовича Даянова. В день прощания вспоминаем его самые яркие проекты и идеи вместе с коллегами мастера.
UNa92-EQZ3M

Он умер на 71-м году жизни, оставив после себя многочисленные воплощенные проекты и нереализованные замыслы. Даянов был Почетным архитектором России, Заслуженным строителем России, Почетным реставратором Санкт-Петербурга, членом Градостроительного совета и Совета по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга. Но самое главное — он любил Петербург, свой родной город, и возрождал его здания.

К чему он руку приложил

Основополагающие проекты Рафаэль Даянов реализовал в «Архитектурном бюро «Литейная часть-91», которое создал в 1991 году. Эта мастерская занималась не только реставрацией фасадов и интерьеров, но и бережным приспособлением исторических строений к современному использованию, а также проектированием новых общественных зданий, жилых домов и храмов.
 
«— Давно замечено, что не знающий прошлого не имеет будущего, — в свое время Рафаэль Маратович именно такими словами рассказал о том, почему он занялся реставрацией. — В 30-е годы в Ленинграде сносили церкви, здания. После войны, в 50-е, родилась уникальная школа реставрации. Но в 60-е прокатилась вторая волна архитектурных погромов. На моих глазах были снесены храмы на Сенной, на Фонтанке. В какой-то степени я воспитан на этих руинах. И понимаю их ценность.»
 

По его словам, границы реставрации с каждым годом становятся более зыбкими, но до сих пор архитектор-реставратор должен отринуть в проекте свое «я» и сделать так, как задумал автор.

Среди воплощенных под руководством Даянова замыслов наиболее известны воссоздание фасадов Мариинского дворца и его домовой церкви, реставрация фасадов и интерьеров таких знаменитых зданий, как дом Лобановых-Ростовских, особняк Е. К. Гаусвальд на Каменном острове, дом Трезини на Университетской набережной. Он возглавлял реставрацию фасадов и интерьеров дворца Бобринских на Галерной, портала Соборной мечети. Под его руководством превратили в Концертный зал здание реставрационных мастерских Мариинского театра на улице Писарева, восстановили Никольские ряды и приспособили для нового использования здание Варшавского вокзала.

«Он был, можно сказать, если не ренессансного, то энциклопедического склада ума, реставратор с высоким культурным уровнем. Рафаэль обладал очень глубоким знанием истории города, особенно его планировочного развития. Он прекрасно знал ту архитектуру, которую любил больше всего, — например, итальянскую периода фашизма или сталинский период.

Я часто ходил к нему за советом, он всегда был в курсе последних веяний, материалов, технологий, собрал великолепную профессиональную библиотеку. Сегодня у нас часто можно видеть поверхностный подход: все знают только то, что нужно сию секунду, надеются, если что — в Википедии прочитают. Рафаэль — это другое поколение и другой подход к профессии.

Лично для меня с его смертью наступила некая пустота. Сегодня в архитектурной среде есть поредевший пул теоретиков-историков, есть чистые реставраторы, есть специалисты по историко-культурным экспертизам и … новые архитекторы. А Рафаэль стоял отдельно, над всеми группами, с ним можно было поговорить. Он понимал архитектуру и подходил к домам реалистично, в чем его многие упрекали, он понимал, что такое рентабельность и что дом должен будет как-то жить и после реставрации. Увы, таких людей уже почти не осталось. Для меня это был близкий человек, единственный, с кем я мог говорить на одном языке о реальных проблемах. К тому же, он мой сосед, его мастерская была в моем же доме, и мы ходили друг другу в гости.»
— Никита Явейн, глава «Студии 44», заслуженный архитектор России

 

Нужно отметить и работу Рафаэля Даянова в музеях: реставрацию Посольского вестибюля и создание входной зоны Государственного Эрмитажа, восстановление Георгиевского зала этого музея; Орловского зала и залов северной анфилады Мраморного дворца; воссоздание отделки Георгиевского зала и реставрацию фонтана и цветника Зимнего сада в Михайловском замке.

Он также реализовывал крупные замыслы в исторических пригородах Петербурга и в Выборге. В его мастерской разрабатывали комплексную реставрацию Цейхгауза Выборгского замка, комплекса усадебных домов и парковых сооружений в парке «Монрепо», реставрацию и приспособление под современные цели виллы Рено в Комарово, восстановление фасадов Китайского дворца в Ораниенбауме и павильона «Холодная баня» (Агатовые комнаты) в Царском Селе.

По мнению архитектурного сообщества Петербурга, наибольшую ценность представляют такие проекты Даянова, как редевелопмент фабрики «Красное Знамя» и воссоздание электроподстанции Эриха Мендельсона; реконструкция Кировского универмага; приспособление исторического здания на набережной реки Мойки, 99, под гостиницу; «Морская резиденция» на Шкиперском канале; реконструкция и создание атриума «Комендантский дом» в Петропавловской крепости. О двух же самых, пожалуй, заметных его реставрациях мы скажем чуть позже.
 

Жизнь и реставрация

Родился в 1950 году в Ленинграде. С 7 лет занимался им в студии Дворца пионеров и школьников. Окончил Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры им И.Е.Репина (Академию художеств) по специальности архитектор-дизайнер. Учился, в частности, у А.А.Кедринского, который восстановил после войны Екатерининский дворец в Царском Селе.
Реставрацию как специальность выбрал после стажировки в мастерской института «Ленпроект» под управлением А.Г. Лелякова. Среди достижений мастерской, в частности, была планировка Южно-Приморского парка (с сохранением части бывшей усадьбы «Новознаменка»).
 
В 80-х годах проектировал объемные архитектурные диорамы в Художественном фонде РСФСР.
 
 
В 1991 году организовал мастерскую «Архитектурное бюро «Литейная часть-91», бессменным руководителем которой был до настоящего времени и которую сделал одной из ведущих проектных организаций в нашем городе.
 
 
Член Союза реставраторов города и Союза строительных организаций и объединений, Экспертного совета «Всемирного клуба Петербуржцев» и Общественного научно-экспертного совета по культурному наследию (ОНЭКС) при Санкт-Петербургском отделении ВООПИК.
 
 
В 1993 году вступил в Союз архитекторов России, впоследствии стал членом Правления Санкт-Петербургского Союза архитекторов, председателем Совета по архитектурному и историческому наследию.
 
 
Отмечен государственными наградами «Заслуженный строитель России», «Почетный архитектор России», Почётный знак Госстроя России. В 2011 году ему присвоили звание «Почётный реставратор Санкт-Петербурга».
 
 
С 2008 года читал лекции по введению в реставрацию в институте имени И. Е. Репина Академии художеств. В СПбГУ и в СПГХПА имени Штиглица выступал рецензентом проектных дипломов, преподавал также в Международной Академии архитектуры (отделение в Москве). Автор научных и историко-исследовательских статей.
 

Никольские ряды

Значимым для города стал его проект адаптации к современному использованию Никольских рядов, в которых, по сути, до начала работ сохранился только фасад. В XIX веке внутри рынка размещались лавки и склады, в советское время — сараи и гаражи мелких предприятий.
Первоначальный проект предусматривал практически полный снос зданий и ультрасовременную застройку двора под стеклянным куполом. Когда в 2016 году за дело взялась мастерская Рафаэля Даянова, речь пошла уже о восстановлении исторического облика. Сейчас в комплексе отреставрированных зданий работают две гостиницы и Hard Rock Cafe. В 2020 году там открылось общественное пространство.
 
«Рафаэль Даянов был ходячей энциклопедией и очень смелым человеком. Он не боялся вести свое дело под большим давлением недоброжелателей — градозащитников, которых я лично называю градонападающими. Даже у таких ярких его проектов, как храм в Песках и восстановление Никольских рядов, были недоброжелатели. Небольшая группа особенно активных завистников и противников его работ писали на Даянова жалобы и кляузы. Он стойко все это переносил и не обращал внимания: собака лает, караван идет. И сегодня мы видим, как Никольские ряды становятся очень популярным местом, проект живет. В этом смысле Даянов был очень стрессоустойчивым, но это, возможно, и сказалось на его здоровье.»
— Евгений Герасимов, заслуженный архитектор России, руководитель архитектурной студии «Евгений Герасимов и партнеры»
 

Храм Рождества Христова на Песках

Один из наиболее известных проектов «Архитектурного бюро «Литейная часть-91» — восстановление Храма Рождества Христова на Песках, который был построен в 1787 году и стал доминантой района, застроенного к тому времени, в основном, деревянными домами.
В 1934 году церковь снесли и на ее месте разбили сквер. В начале XXI века довольно часто говорили о том, что храм надо восстановить, однако работы начались только в 2014 году. Проект воссоздания был сделан в «Архитектурном бюро «Литейная часть-91» под непосредственным руководством Рафаэля Даянова и касался не только внешнего вида здания, но и интерьера, включая иконостас. В работе архитекторы руководствовались сохранившимися документами, описаниями церкви, уцелевшими фотографиями.
 
Что касается здания — было легче, так как нашли больше сведений. Поэтому постройка, по заверениям автора проекта, до мелочей воссоздает оригинал. Даже узор на колоколах выгравирован в виде фрагментов решетки Летнего сада, как это сделал в конце XVIII века создатель церкви Петр Егоров — он принимал участие и в разработке знаменитой ограды.
Относительно же внутреннего убранства много спорили и сомневались, так как информация была неполной: сохранился всего один снимок. Поэтому ориентировались на описания и «зрелый классицизм», которого придерживался Петр Егоров. Было известно, что при работе он вдохновлялся Троицким собором Александро-Невской лавры, поэтому при воссоздании интерьера ориентировались именно на него и еще на Спасо-Преображенский собор.
 
«Рафаэль Даянов был продолжателем ленинградской реставрационной школы — школы Александра Кедринского. Он всю жизнь посвятил воссозданию архитектурных объектов культурного наследия и их приспособлению под современное использование. Самой яркой из таких его работ стало, на мой взгляд, воссоздание храма Рождества Христова в Песках, которое, несмотря ни на что, ему удалось довести до реализации. Храм в Песках был в советское время разрушен, и Рафаэль Даянов прошел весь путь: от первых инициатив до воплощения в жизнь. Сегодня храм освящен и в нем проходят богослужения.

Очень большую работу он провел в пригородах Петербурга, также я бы отметил его работу и над Комендантским домом в Петропавловской крепости, и в парке Монрепо, и в Ломоносове. Он участвовал в создании всех современных методик по реставрации, воссозданию и приспособлению объектов культурного наследия, не одно десятилетие вел Совет по охране культурного наследия в стенах Союза архитекторов, а также преподавал в Академии художеств, где стоял у истоков профильной кафедры.»
— Михаил Мамошин, заслуженный архитектор России, генеральный директор ООО «Архитектурная мастерская Мамошина»; вице-президент Санкт-Петербургского Союза архитекторов

 
Прощание состоялось в воссозданном им Храме Рождества Христова на Песках.
 

Возрождение храмов

В портфолио мастерской Даянова много храмов, в том числе и воссозданных, а также проектов, по которым ведутся работы, — достаточно вспомнить уже упоминавшуюся церковь в Песках, колокольню храма Благовещения Пресвятой Богородицы на Приморском проспекте, первоначальный проект воссоздания колокольни Воскресенского Новодевичьего монастыря на Московском проспекте и другие.
 
Одной из несомненных удач Даянова и значимым для города проектом коллеги-архитекторы назвали строительство с нуля реплики церкви Смоленской иконы Божией матери рядом с «Экспофорумом».
Среди проектов, над которыми архитектор размышлял, было восстановление взорванного в шестидесятые годы Спаса на Сенной. Он помнил площадь еще с собором и понимал, как сильно она изменилась, потеряла историческое лицо после утраты. Также он полагал, что необходимо заново отстроить Благовещенскую церковь на одноименной площади (тем более, что трамваи, ради которых ее взорвали, теперь там больше не ходят).
 
Также Даянов ратовал за восстановление храмов на на Митрофаньевском кладбище — прежде всего, собора св. Митрофана Воронежского. По его словам, этого святого особо почитал Петр I. Когда пришла весть о смерти святителя, император со сражений Северной войны поехал на похороны и лично нес гроб.
 
«В последние годы любимым направлением деятельности Рафаэля Даянова стало воссоздание разрушенных храмов, причем почти по каждому у него были серьезные исследования и идеи по восстановлению. Несколько таких идей удалось воплотить. Я не знаю снесенного храма (из самых крупных неоклассических), по которому у него не было бы приличной предпроектной, а то и проектной документации. Его очень интересовал Кронштадтский собор, соборы Семеновского и Конногвардейского полков.»
— Никита Явейн, глава «Студии 44», заслуженный архитектор России
 
В конце 10-х годов Рафаэль Даянов много внимания уделял нереализованному проекту колокольни Смольного собора. 170-метровую колокольню Даянов считал будущим украшением города. Он рассуждал о ней не как о культовом сооружении, а в первую очередь потрясающей видовой площадке с уникальными характеристиками. Во многих интервью он повторял, что колокольня способна «вытянуть» этот район, который в результате непродуманной советской и позднейшей застройки лишился ключевой точки, потерял исторический облик.
 
В авторской колонке, написанной специально для «Фонтанки», Рафаэль Даянов писал: «Каждый раз, проезжая мимо Финляндского вокзала и заезжая на Литейный мост, я вижу, что появилось и на правом, и на левом берегу. И где-то между новыми зданиями застрял Смольный. Мне за него обидно и горько, и очень хотелось бы возродить такую важную доминанту восточной части города. Еще я бы вернул Благовещенскую церковь в западной части панорамы Невы, и вот тогда город был бы уравновешен двумя очень значимыми для него доминантами».
 
«Петербург понес невосполнимую утрату. Рафаэль Маратович — олицетворение сильнейшей ленинградской школы реставраторов, выдающийся мастер, человек великой силы и столь же великой мудрости. Титан в своем призвании и великан как личность.

Печально жить в эпоху уходящих великанов, и я очень хочу верить, что у Рафаэля Маратовича будут достойные последователи.»
— Филипп Грибанов, представитель Фонда содействия восстановлению объектов истории и культуры в Санкт-Петербурге

© 2021 Фонд содействия восстановлению объектов истории и культуры в Санкт-Петербурге